Кантемир как он представлялся при знакомстве

Проклятие визиря. Мария Кантемир (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

кантемир как он представлялся при знакомстве

Поэтому представляться надо, соблюдая правила этикета: При знакомстве мужчины и женщины первым называет своё имя представитель сильного пола Он ведь не менее эгоистичен по натуре, чем Вы сами. Подвиг Антиоха Кантемира читать онлайн. Сатиры и другие стихи Кантемира при его жизни в печати не были. . и отец мог надеяться, что Петр I при знакомстве с молодыми князьями сумеет Каждый из них представлялся Анне, только что расставшейся с митавским захолустьем, богатым гордецом. Покоился Херил, пил, ели забавлялся, И, к сожаленью всех, он с жизнию расстался; знакомство с Анакреоном, во всяком случае каким он представлялся Таков случай Антиоха Кантемира, переведшего 55 песен, ошибочно — в.

Вольтер в этом монологе, обращаясь к Смерти, восклицал, что только она способна примирить человека с коварством божества и лживостью священнослужителей — Eh! Для старого русского вольтероведения характерно устойчивое представление о Вольтере как о хулителе и отрицателе Шекспира; именно безоговорочно отрицательный взгляд Вольтера на английского драматурга будто бы наложил отпечаток и на восприятие Шекспира русскими читателями XVIII.

Нет необходимости оговаривать особо, насколько все это далеко от истины и как мало считается автор с эволюцией взглядов Вольтера за несколько десятилетий и на английскую литературу, и на Шекспира.

Советское вольтероведение внесло существенные коррективы в подобные формулировки и, кроме того, обогатило историю шекспироведения во Франции в XVIII. Люблинский опубликовал приготовленное Вольтером к изданию, но не увидевшее света посвящение гр. Этот важный отзыв Вольтера о Шекспире, опубликованный первоначально только в русском переводе, в настоящее время напечатан и во французском оригинале по ленинградской рукописи.

Новые тексты переписки Вольтера. Публикация, вводные статьи, примечания В. И западноевропейская, и русская критика не раз подчеркивали непонимание Вольтером величия шекспировской драматургии, недооценку ее литературными деятелями — рационалистами, сознание которых было заранее ограничено пределами классической драматургической эстетики см.

London, и А. На обратную сторону вопроса обратил внимание К. На основании многочисленных отзывов Вольтера о Шекспире К.

Сумароков и современная ему критика. Александр Петрович Сумароков, СПб. Знакомство с Шекспиром в России до года. Раннее знакомство с Шекспиром в России, стр. XVIIвсе же признавался: Волков и русский театр его времени. Очерки по истории русского драматического театра. Особенно живы были воспоминания о Бироне.

Среди современников Сумарокова холили слухи, что у Бирона был честолюбивый замысел женить своего сына Петра на Елизавете Петровне. О художественной структуре трагедии А. Сумароков — переводчик и современная ему критика. A misjudjed Russian tragedy of the eigteenth century. Приведенное здесь свидетельство Ф. Волков и русский театр его времени, стр. Общества истории литературы в Москве. Обособленное место занимает недостаточно ясное свидетельство Джорджа Макартнея, бывшего великобританским послом в Петербурге в — гг.

кантемир как он представлялся при знакомстве

An Account of Russia. Бардовский в следующих словах конкретизировал эту параллель: Гамлет — цесаревич Павел Петрович, убитый король — Петр III, королева Гертруда, сообщница убийц — Екатерина II, Клавдий у Сумарокова он только придворный, а не брат короля — Григорий Орлов, почти официальный супруг воцарившейся матери, один из участников переворота 28 июня г.

Полониев при всяком дворе можно найти сколько угодно. Маковицкого свидетельствует, что, интересуясь биографией Павла I, Л. В этом же труде приводится и другой анекдот, свидетельствующий, что указанные аналогии приходили в голову не только русским современникам Павла I, еще не достигшего престола. Представление было отменено, а актер Брокман награжден за удачное н своевременное предупреждение стр. Вероятно, на этом основании Н.

Булич Сумароков и современная ему критика, стр. Козицким, что засвидетельствовано письмом Сумарокова к Екатерине II от 1 февраля г. Стоюнин Александр Петрович Сумароков, стр. Русские и зарубежные исследователи нередко ссылаются на то, что будто бы Ф. Волков в г. Очерк истории русского театра до г.

Shakespeare en Russie, p. English literature and culture in Russia — Носова, фальсификация которой была окончательно установлена лишь в XX. Хроника русского театра Ив. Страница из истории русского театроведения. Шаховского Обозрение русской драматической словесности. Глинка Очерки жизни и избранных сочинений Сумарокова, ч. Лебедева Знакомство с Шекспиром в России до года, стр. Весьма туманно высказался по этому поводу С.

кантемир как он представлялся при знакомстве

Тимофеев Влияние Шекспира на русскую драму. Крылова и что тем самым — через посредство Сумарокова — Крылов подвергся влиянию Шекспира, проникшись им даже глубже, чем посредник между ними — Сумароков А. Этюды о творчестве Крылова.

Здесь после императрицы S. Всего между — гг. Это утверждал, например, в г. I—XIIBd. XIII ; улучшенное и дополненное издание перевода Эшенбурга вышло в — гг. I—XX и в г. Из разысканий о сочинениях В. Кантемиром был сделан не дошедший до нас перевод этого произведения на русский язык.

Знакомство Кантемира с Монтескье совпадает с периодом работы французского мыслителя и писателя над его знаменитым трактатом по законоведению "Дух законов", изданным только в году, когда А. Кантемира уже не было в живых. Кантемира с Монтескье подтверждаются рядом документов и в том числе -- непосредственным участием великого французского просветителя в посмертном издании сатир Кантемира во французском переводе, осуществленном в году в Париже группой французских друзей русского писателя.

Кантемир не только прислушивался к их мнениям и перенимал их опыт, но и выступал также как знаток жизни, быта и истории России, писатель и пропагандист лучших достижений культуры русского народа.

И не случайно Гуаско называл его "ревностным пропагандистом установлений Петра Великого". Материалы для биографии кн. Кантемир использовал для изготовления гравированного портрета Петра I, с тем чтобы его "в чужих краях к удивлению народов размножить".

Галерея Петра Великого в импер. К числу мероприятий, преследовавших эту цель, следует отнести также и издание французского перевода "Истории Оттоманской империи" Д. План этого издания, как это видно из переписки А. Кантемира, возник у него уже в году, во время первой поездки в Париж. Кантемира была издана на французском языке в переводе Жонкьера лишь в году. Demetrius Cantemir, prince de Moldavie. Traduite en Francois par M. A Paris,vls. Кантемир был не только инициатором издания этой книги, но также и автором приложенного к ней жизнеописания Д.

Кантемира, а также, вероятно, во многих случаях и автором ее комментариев, намного превышающих комментарий английского издания книги. Кантемира во французском переводе выдержала два издания и получила широкое распространение во французских ученых кругах XVIII века. Достаточно сказать, что "Энциклопедия" Дени Дидро, рекомендуя своим читателям только два сочинения по истории Турции, в качестве одного из них называла "Историю Оттоманской империи" Д.

Кантемира была хорошо известна Вольтеру. В году, в предисловии ко второму изданию "Истории Карла XII", пренебрежительно отзываясь о греческих и "латинских" историках, создавших превратный образ Магомета II, Вольтер писал: Обратитесь к заслуживающим доверия турецким хроникам, собранным князем Кантемиром, и вы увидите, насколько смешны все эти вымыслы".

Paris, Garnier-freres,t. Кантемира об Оттоманской империи также и в "Опыте о нравах и духе народов". Любопытно и то, что первоначальный интерес Вольтера к названной книге Д.

Кантемира возник в году. Письмо Вольтера к Антиоху Кантемиру от 13 марта года, а также ряд других данных убеждают нас в том, что "История Оттоманской империи" Д. Кантемира была использована Вольтером при написании им в году трагедии "Магомет". Пребывание Антиоха Кантемира во Франции оказало сильное воздействие на развитие русской темы во французской литературе. В этом отношении показательны связи русского писателя-просветителя с французским драматургом Пьером Мораномавтором трагедии "Меншиков".

История создания этой трагедии раскрывается в письме П. Кантемиру от 13 января года. Под сильным воздействием этой пьесы была написана в году трагедия "Амилка, или Петр Великий" Дора и ряд других произведений французской литературы XVIII века, унаследовавших от пьесы П.

Морана трактовку Петра I как "просвещенного монарха". Кантемиру от 13 января года упоминается в качестве лица, хорошо известного адресату, Луиджи Риккобони. Знаменитый итальянский артист Луиджи Риккобони возглавлял на протяжении многих лет театр итальянской комедии в Париже.

Риккобони по приезде в Париж сблизилась с жизнью французского театра и с течением времени стала играть на французском языке. Французской классицистической трагедии театр Риккобони противопоставил особую, опиравшуюся на искусство жеста и мимики технику игры и новый репертуар, представлявший будничную жизнь средних классов общества. Труппа Риккобони создала, в частности, широкую известность комедиям Мариво, подготовившим почву для возникновения просветительской драматургии.

В году Риккобони закончил работу над новой книгой "О реформе театра", которая была издана на французском языке в Париже в году.

Этот труд, очевидно по совету А. Кантемира, автор решил посвятить русской императрице. Риккобони посвящение было отправлено А. Кантемиром 20 июня 1 июля года через Лестока русскому двору. Естественно предполагать поэтому, что А. Кантемир, принимавший участие в издании книги Риккобони и так настойчиво добивавшийся согласия русской императрицы на напечатание этого посвящения-проекта, во многом разделял театральные взгляды Луиджи Риккобони.

Проект театральной реформы Л. Проект заключал в себе смелую критику французского аристократического театра с позиций третьего сословия, выступавшего против изнеженного и аморального дворянского искусства.

De la Reformation du theatre. Риккобони, прокладывал путь новому, третьесословному театру. Роль посредника в сношениях между С. Особенно тесными были связи Кантемира с французским математиком и натуралистом Пьером-Луи Мопертюи.

Были у Кантемира знакомства и в парижских аристократических кругах. Однако культура салонов, высшего света и двора, как это показывает переписка Кантемира, не только его не привлекала, но даже тяготила.

Служебное положение обязывало А. Кантемира участвовать в светской и придворной жизни, но настоящую внутреннюю привязанность он испытывал лишь к небольшому кругу своих парижских друзей, одинаково с ним мысливших или одинаково воспринимавших искусство. Несмотря на свои глубокие связи с мировой культурой и длительное пребывание за пределами своей родины, А. Кантемир, как писатель и просветитель, не растворялся в инонациональной культурной стихии. Занятиям русской литературой, в которых он видел свой гражданский долг, А.

Кантемир отдавал почти весь свой досуг и свободное время. Из письма сатирика к Хр. Гроссу от 1 12 мая года видно, как настойчиво добивался Кантемир издания своих произведений в России, однако его намерение не встретило поддержки в официальных сферах.

Предосторожности ради писатель вынужден был неоднократно заявлять о том, что на литературный труд ему "только лишные часы употреблять дозволено".

Трагедия писателя, насильственно лишенного общения со своими читателями, которую переживал Кантемир, нашла яркое выражение в его стихотворении "К стихам своим" Для того чтобы даже в таких тяжелых условиях продолжать свой поэтический труд, необходимы были не только чувство неразрывной связи с русской культурой, но и непоколебимая вера в ее великую судьбу. До Кантемира доходили лишь отрывочные известия о русской литературной жизни. Вероятно, еще будучи в Лондоне, он получил и прочитал напечатанный в году в Петербурге "Новый и краткий способ к сложению российских стихов" В.

Тредиаковского, представлявший собой первую попытку введения в русское стихосложение тонической системы. Правильное чередование ударных и безударных слогов Тредиаковский распространял только на "долгие" стихи, написанные при этом лишь хореями.

Сам автор "Нового способа" не мог оценить всех преимуществ новой системы стихосложения и долгие годы после ее открытия в собственной поэтической практике продолжал пользоваться правилами силлабической версификации.

Кантемиром по отношению к "Трактату" Тредиаковского, объяснялась отчасти также оторванностью Кантемира от русской литературной среды и жизни. Русские отклики на предложенную Тредиаковским реформу стихосложения, в том числе и смелое выступление в защиту тонического стихосложения Ломоносова, по всей вероятности остались неизвестны Кантемиру. Предложенная Тредиаковским реформа русского стихосложения, отвергнутая Кантемиром как целое, поставила, однако, перед ним вопрос об упорядочении его собственного стиха.

Согласившись с Тредиаковским в том, что организующая роль в стихосложении принадлежит ударению. Кантемир вводит в свой тринадцатисложный силлабический стих с ударением на предпоследнем слоге новое обязательное ударение, которое падает на седьмой или пятый слог. Введение этого принципа действительно сообщало вялому тринадцатисложному силлабическому стиху известную упругость и ритмичность.

Стихи Кантемира, написанные им за границей, построены по этому принципу. Кантемир считал его настолько важным приобретением, что решил переработать в соответствии с ним все ранее написанные сатиры.

кантемир как он представлялся при знакомстве

В какой мере удалось писателю тонизировать силлабический стих, можно проследить хотя бы на примере первой и второй редакций начальных стихов II сатиры ср. В своем "Письме Харитона Макентина к приятелю", которое явилось ответом на "Новый способ" Тредиаковского, Кантемир обнаружил большие познания и огромный интерес к вопросам теории поэзии.

Его теоретическая мысль отнюдь не ограничивалась признанием тринадцатисложного силлабического стиха как единственно возможного и допускала 14 различных размеров стиха. Кантемир выступает в своем рассуждении сторонником простоты и ясности поэтического слова, решительно порывая тем самым с традициями русского силлабического стихосложения XVII века. Он отстаивает перенос стиха в последующую строку, справедливо видя в последнем средство, противодействующее "неприятной монотонии" длинного силлабического тринадцатисложника.

Большое значение и в теории и в поэтической практике придавал Кантемир звуковой стороне стиха, и не случайно в VIII сатире он выразил свое отвращение к "бесплодному звуку" в стихе, затемняющему "дело". Содержавшееся в "Письме Харитона Макентина" признание важности ритмического упорядочения силлабического стиха было значительным шагом вперед по сравнению с предшествующим поэтическим творчеством Кантемира, но оно, разумеется, не могло явиться шагом вперед в истории русского стихосложения, обогащенного к этому времени теоретическими работами и поэтическими опытами Тредиаковского и Ломоносова.

Становление традиции стихотворной сатиры. А.Д. Кантемир

Глаголевой "Материалы для полного собрания сочинений кн. Известия Отделения русского языка и словесности Академии наук",. Глаголевой была развита и уточнена 3. Доработка преследовала цели не только ритмического упорядочения сатир, но и повышения их художественных достоинств.

Этого улучшения Кантемир добивался путем устранения прямых заимствований из Горация и Буало и ослабления элементов подражательности. Перерабатывая сатиры, Кантемир стремился придать им вполне национальный русский характер. Так, например, нетипическая для русской жизни фигура Катона, издающего книги не для общей пользы, а для собственного прославления, не попадает при переработке III сатиры во вторую ее редакцию; вместе с тем во второй редакции III сатиры появляется необычайно колоритная фигура архимандрита Варлаама, святоши и сластолюбца, которому Когда в гостях, за столом -- и мясо противно, И вина не хочет пить; да то и не дивно: Дома съел целый каплун, и на жир и сало Бутылки венгерского с нуждой запить.

Жалки ему в похотях погибшие люди, Но жадно пялит с-под лба глаз на круглы груди, И жене бы я своей заказал с ним знаться. Бесперечь советует гнева удаляться И досады забывать, но ищет в прах стерти Тайно недруга, не даст покой и по смерти.

Портрет Варлаама, в котором Кантемир создал образ большой обобщающей силы и вместе с тем изобразил реальное лицо духовника императрицы Анны Иоанновнытак же как и целый ряд других портретов, намеков и авторских деклараций, содержащихся во второй редакции первых пяти сатир Кантемира, дают нам право решительно возразить против утверждения, что в парижский период жизни Кантемира "произошло несомненное понижение уровня его политической мысли".

Кантемир "История русской литературы", изд. В некоторых, очень редких, случаях Кантемиру приходилось вводить подобного рода изменения и по соображениям цензурного характера. Первые сатиры Кантемира в их первоначальной редакции были рассчитаны на их полулегальное, рукописное распространение, тогда как вторая редакция сатир предполагала их издание и связанное с этим неизбежное прохождение через "цензуру" императрицы Елизаветы Петровны.

Для характеристики соотношения первой редакции ранних сатир Кантемира с их второй редакцией показательна сатира V "На человека"подвергшаяся первой переработке в году, за год до отъезда Кантемира из Лондона в Париж. В году сатира подвергалась дополнительной переработке, и, таким образом, вторую редакцию ее мы вправе назвать редакцией годов. Во второй редакции сатира увеличилась на стиха.

кантемир как он представлялся при знакомстве

Из первоначального текста сатиры во вторую редакцию вошло не более стихов, остальные подверглись замене. Сатира получила во второй редакции диалогическую форму и новое название "Сатир и Периерг".

В первой редакции V сатира в большей своей части была подражательной и состояла из портретов-характеристик, многие из которых были весьма отдаленно связаны с русской жизнью.

На первый взгляд, абстрактный характер носит начало V сатиры и во второй редакции, состоящее из диалога Сатира и Периерга, посвященного просветительскому восхвалению патриархальных нравов и критике городской цивилизации; однако основное содержание сатиры окрашено в чисто русский, национальный колорит. Изображение торжествующего плута-целовальника, ханжи и лицемера, обманывающего народ и окруженного толпою взяточников из администрации, и города, население которого, празднуя день "свят Николая", предается повальному пьянству, воспринимается как политический памфлет на русскую действительность того времени.

Такого же рода памфлетом является и описание двух невежественных и властолюбивых царских сановников, Хирона и Ксенона. Насквозь памфлетен также и образ временщика -- "болвана" Макара, возвышающийся над другими, второстепенными персонажами сатиры. Будучи "годен лишь дрова рубить или таскать воду", он в мгновение ока вознесся к царскому престолу и столь же мгновенно "поскользнулся на льду скользком" и принужден доживать остаток жизни "между соболями".

Образ болвана-временщика стоит многих политических намеков первой сатиры, так как автор стремился придать этому образу обобщающий смысл: Перечисленные выше картины и персонажи отсутствуют в первой редакции V сатиры. Вторая редакция названной сатиры превосходит ее начальную редакцию как в идейном, так и в художественном отношении.

Правда, и во второй редакции сатиры Кантемиру не удалось подняться до критики основ социально-политического строя тогдашней России. Отвратительная фигура болвана-временщика, с одной стороны, и сочувственно нарисованный образ бредущего за сохою крестьянина-пахаря, с другой, не даны в их взаимной социальной обусловленности, хотя они заметно возвышаются над уровнем русской бытовой сатиры XVIII века.

Уже в V сатире Кантемира мы находим противопоставление бушующих человеческих страстей "тишине" жизни. Нарисованный в этой сатире Кантемиром идеал "довольства малым", ограничения своих желаний и ухода в область античной культуры и современной науки буржуазно-либеральные критики прошлого века А.

  • Подвиг Антиоха Кантемира (fb2)
  • Book: Проклятие визиря. Мария Кантемир
  • Проклятие визиря. Мария Кантемир (fb2)

Дудышкин объяснили общественным индифферентизмом писателя, нежеланием его откликаться на запросы русской жизни. Между тем именно в парижский период своей жизни А. Кантемир с особой настойчивостью работает над ознакомлением французского общественного мнения с Россией и русским народом, вместе с Л.

Риккобони проявляет интерес к учреждению демократического театра в России, с просветительской целью занимается переводческой деятельностью переводы "Персидских писем" Монтескье, "Посланий" Горация, "Нравоучений" Эпиктетазанимается составлением русско-французского словаря, подготовкой к написанию сочинения по истории России и. Таким образом, погружение Антиоха Кантемира в "тишину" сопровождалось усилением его общественной деятельности. Вместе с тем поэтическая декларация VI сатиры вполне закономерна, так как созвучные ей настроения появляются также и во второй редакции I сатиры и в других произведениях писателя, указывая на какое-то действительное изменение в его общественно-политических взглядах.

Прокламируемые писателем-просветителем "тишина" и "златая умеренность" были для Кантемира лишь своеобразной формой протеста против гнетущих условий русской жизни, единственным, по мнению писателя, средством избавления от Остерманов и Черкасских, от личной прикосновенности к интригам и политике русского двора. Выраженное в VI сатире и других произведениях Кантемира стремление к "тишине" и уединению может быть правильно понято, если мы будем рассматривать его также в соотношении с общественными и эстетическими идеями представителей западноевропейского Просвещения.

Теорию обуздания страстей как средства к достижению общего блага и идеализацию патриархальных общественных отношений и свободной от вмешательства государства жизни частного человека -- в том или ином виде мы встречаем у Локка и Шефтсбери, у Вольтера и Руссо и, в частности, у Л.

Риккобони и Нивелль де ла Шоссе. В VI сатире Кантемир не только мечтает о "тишине", но вместе с тем подвергает критике аристократическую мораль, мир богатства и чинов, придворных интриг и пресмыкательства. Кантемир изображает здесь изнемогающего от почестей и богатства сановника, близкого к царской особе.

Сановник гибнет от интриг, изображаемых в качестве неотъемлемой принадлежности придворной жизни. Критику аристократической морали находим мы и в сатире VII "О воспитании",перекликающейся с передовыми педагогическими идеями того времени, и особенно с трактатом Локка о воспитании.

Цель воспитания, провозглашает автор, -- привить юношеству добрые нравы, добродетельные поступки, сделать из них полезных отечеству граждан. Воспитательные цели обязано ставить перед собою и искусство. Главно воспитания в том состоит дело, Чтоб сердце, страсти изгнав, младенчее зрело В добрых нравах утвердить, чтоб чрез то полезен Сын твой был отечеству, меж людьми любезен И всегда желателен, -- к тому все науки Концу и искусства все должны подать руки.

Сатира "О воспитании" была откликом на коренные потребности русской действительности: VIII сатира носит название "На бесстыдную нахальчивость", однако в ней осмеиваются не пороки вообще, а "нахальчивость", наносящая вред обществу, проявляющаяся в злоупотреблении властью и стяжательстве. Историкам русской литературы известны всего лишь три списка "девятой сатиры". Характерно, что в книгу сатир, приготовленную в году для издания самим Кантемиром, "девятая сатира" не была включена.

Book: Проклятие визиря. Мария Кантемир

Впервые она была опубликована Н. Тихонравовым в году. Не только не ослаблялась и не снижалась, но обогащалась новым жизненным опытом и общением с передовыми идеями Западной Европы также и его ищущая просветительская мысль.

В начале года Антиох Кантемир предпринял новую и последнюю попытку издать свои сатиры. В тщательно изготовленную им для этой цели рукопись вошло восемь сатир пять ранних, в переработанном виде, и три, написанные за границей. В марте года, пользуясь приездом в Париж связанного с русским двором Ефимовского, Кантемир отправил через него М. Воронцову рукопись своих сатир, а также рукописи с переводами "Анакреонтовых песен" и "Юстиновой истории". Кантемир был мало уверен в удачном исходе своего замысла и поэтому в письме к Воронцову от 24 марта 4 апреля года, заявляя о своем желании увидеть сатиры напечатанными при С.

Предпринять явно нереальную попытку издания сатир в Петербурге заставляли Кантемира крайние обстоятельства. Болезнь желудка, которой писатель начал страдать с года, прогрессировала, и советы наилучших парижских врачей не помогали делу.

С каждым днем все более и более теряя надежду на выздоровление, писатель торопился подвести итоги своей литературной деятельности. В самом начале года по совету врачей он пытается совершить поездку в Италию с целью "перемены воздуха" и в связи с этим обращается с соответствующим прошением к русскому двору. Разрешение последовало только 14 февраля года. К моменту его получения больной был настолько слаб, что не мог им воспользоваться, тем более что в выдаче необходимых для поездки в Италию средств ему было отказано.

Но, даже и сраженный смертельным недугом, Кантемир не прервал своих ученых и литературных занятий. С помощью Гуаско он переводит свои сатиры на итальянский язык и, вопреки советам врачей, усиленно занимается чтением. Умер Антиох Кантемир 31 марта 11 апреля года в возрасте 35 с половиной лет, успев осуществить только небольшую часть своих жизненных и литературных планов.

Кантемира при его жизни были напечатаны только упомянутые выше "Симфония на Псалтырь" и перевод "Разговоров о множестве миров" Фонтенеля. Обучалась русской и славянской грамоте у литератора П.

Познакомилась в доме отца с царём Петром I. После переезда в Петербург участвовала в ассамблеях и маскарадах. Попытавшись избежать утомительных увеселений, навлекла недовольство царя и связанное с этим расследование, которое вели П.

Ягужинский и доктор Л. Принимала в родительском доме Петра I, А. Апраксина, французского посла Ж. Поддерживала дружеские связи с Толстым, прусским, австрийским и другими дипломатами. Сопровождала Петра I в персидском походе —, в Астрахани произошли неудачные роды Кантемир; смерть новорождённого мальчика разрушила планы Кантемиров, они уехали в Орловское имение Дмитровку, где господарь вскоре скончался.

По завещанию отца Кантемир получила в наследство драгоценности матери стоимостью в 10 тысяч рублей. После смерти царя Кантемир серьёзно заболела, составила завещание в пользу братьев, сделав своим душеприказчиком брата Антиоха. После выздоровления жила в Петербурге, но отошла от жизни двора. При Петре II переехала в Москву, где служили её братья.